Скрыть фильтры

О проекте Поддержать
Показать фильтры
Воспоминания

Поскольку я пытался сквозь глушилки регулярно слушать вражеские «Голоса», я был в курсе арестов, писем, заявлений и так далее. В первую очередь, конечно же, я слушал «Голос Америки», потому что «Свободу» было технически невозможно слушать в Москве, слишком сильно глушили. Я помню, летом 1973 года я был в геологической экспедиции на Дальнем Востоке, где просто радио не глушилось, потому что глушилки там не доставали, и «Свобода» бралась просто, как сегодня «Эхо Москвы»

Борис Беленкин

историк, Мемориал

Воспоминания
8 марта 1968 года во дворе перед библиотекой Варшавского университета я участвовал в митинге протеста против снятия с репертуара «Дзядов» Мицкевича в постановке Казимежа Деймека и отчисления двух студентов — Хенрика Шлайфера и Адама Михника. Через несколько часов я оказался за решеткой во дворце Мостовских, а через два дня меня перевезли в тюрьму на улице Раковецкой, ставшую теперь музеем.

Лешек Шаруга

Польский поэт, переводчик и историк литературы.

Высказывания

«Спокойствие, отвага, бойкот оккупантов» 

Действия
Карта студенческих протестов в марте 1968 года в Польше
Высказывания

После заключения Михаил Осадчий утратил право на проживание в Львове, где живет его жена с маленьким сыном. Михаил Осадчий до сих пор нигде не прописан на постоянное пребывание, а не прописанных на работу не принимают. КГБ пристально следит за квартирой жены в Львове. Как только он собирается прийти домой проведать своего маленького сына Тарасика, КГБ врывается в квартиру и штрафует жену, а Осадчего выгоняют прочь.

Воспоминания

Я хорошо помню этот момент: тишина на пляже, «Голоса», плач моей жены — это было ужасно драматично. Это было не первое и не последнее в моей жизни ощущение такого ужасного отчаяния и непонимания того, как жить в этой стране.

Евгений Асс

архитектор

Высказывания
Граффити в туалете университета Нихон Дайгаку, 1968 г.
Граффити в туалете японского университета Нихон Дайгаку, 1968 г. «Я борюсь за свободу»
Воспоминания

Я была уверена, что наши просто стоят в Чехословакии, чтобы защитить социалистический строй и ничего плохого там не делают, но когда представила, что ко мне бы сюда сейчас приехали какие-то танки — мне стало сильно не по себе

Ольга Торочешникова

пенсионерка

СМИ

Фото во вьетнамской деревне Сонгми. 16 марта 1968 г.

Письма

Данный документ подписало бы еще довольно большое число людей, мыслящих так же и одобривших его, но они не поставили подписи‚ поскольку за подписание аналогичных документов многие подвергаются трудовой дискриминации, а некоторые отказались подписать, ссылаясь на бесполезность обращения и официальные инстанции