Скрыть фильтры

О проекте Поддержать
Показать фильтры
Высказывания
Герберт Маркузе и Анджела Дэвис, 1968 г. (?)
Герберт Маркузе и активистка движения против расизма Анджела Дэвис, Ок. 1968 г.
СМИ

Заметка в голландской газете о «демонстрации восьмерых»

Высказывания

Карикатура на чешском о советском информагентстве ТАСС

Высказывания

После заключения Михаил Осадчий утратил право на проживание в Львове, где живет его жена с маленьким сыном. Михаил Осадчий до сих пор нигде не прописан на постоянное пребывание, а не прописанных на работу не принимают. КГБ пристально следит за квартирой жены в Львове. Как только он собирается прийти домой проведать своего маленького сына Тарасика, КГБ врывается в квартиру и штрафует жену, а Осадчего выгоняют прочь.

Действия
Разгон демонстрации по поводу конгресса Демократической партии в Чикаго

Разгон демонстрации по поводу конгресса Демократической партии в Чикаго

Воспоминания

Хозяин гостиницы сказал родителям, что мы должны немедленно уйти, потому что к городу движутся русские войска и иностранцы в опасности. Он помог нам отнести вещи в машину и объяснил, как ехать к германской границе по проселочным дорогам.
Нас три раза останавливали, и каждый раз отец говорил, что мы британские туристы и просто возвращаемся домой. На четвертый раз это не сработало.

Джейн Вилкинсон

очевидец ввода войск в Чехословакию

Воспоминания

Однако встречалось достаточно людей, которые говорили о подлости чехов. Говорили, что все это правильно, что давить надо было даже раньше, как только появились эти общества. Моя позиция была уже определена, и я, сколько мог, выдвигал контрдоводы.

В армии, я думаю, это все было намного драматичнее. Позднее уже я учился на филологическом факультете МГУ, и там было достаточно людей отслуживших. Один из них рассказывал, что ему будто бы приходилось стрелять в таких же молодых людей, как и он.

Генрих Животовский

редактор

Воспоминания
Автор — иранская певица Шуша, которая жила в Лондоне, вот с ней я встретилась в самый свой первый приезд в Лондон, и она пела эту песню, это было на Трафальгарской площади. Я стояла между Шушей, которая, наверное, ростом метр восемьдесят, и Питер Реддеуэй, который тоже под два метра. Питер сначала рассказывал, кто я, а Шуша потом пела песню. Но я слышала, что когда Джоан Баэз во времена «Солидарности» году в 80−81-м выступала в Польше и пела эту песню, она имела там громкий успех, что для нее было совершенно неожиданным.

Наталья Горбаневская

Воспоминания
Заблокированным в штабе офицерам и солдатам ежедневно привозили продукты питания. Я, как часовой, осуществлял пропуск и был визуально знаком с несколькими чешскими военнослужащими.  Один из них угостил меня пивом. Я пояснил, что на посту это запрещено. Чех ответил, что в нашей армии очень жесткий режим, а у них это не запрещено. От этого чеха я узнал, что в штабе произошла ссора между чешским офицером и советским десантником на почве оценки текущего момента. В результате конфликта чех был застрелен из автомата. Наш солдат был переведен в другую часть.

Владимир Кондрашин

военный, участник операции «Дунай»

Воспоминания

Уже позже я познакомился с Зиновием Зиником, который был близко знаком с Александром Асарканом и Павлом Улитиным, а они с Юрием Айхенвальдом, Александром Есениным-Вольпиным, Якиром, Кимом в сущности были одной компанией. Но большинство групп и движений 60-х не ощущали себя антисоветскими или антигосударственными. Они создавались не против режима, а как бы в помощь, чтобы указать ему на ошибки — «ребята, мы хотим хорошего, а вы что-то не понимаете и делаете неправильно». Диссидентами их сделали репрессии.

Михаил Айзенберг

поэт, эссеист